Артыкулы

“Самое сложное – знать: их били ни за что”. История девушки, пережившей волонтерство на Окрестина, репрессии в университете и вынужденную эмиграцию

волонтеры окрестина

Татьяна Васюнина – медик, до недавних пор студентка 6 курса БГМУ, сотрудница станции скорой медицинской помощи 6-й Городской клинической больницы в Минске. Ночью 13 августа, когда массово выпускали задержанных, она дежурила у изоляторов на Окрестина. В университете Таня организовывала мирные акции протеста. После намеков и прямых угроз со стороны администрации ей пришлось оставить учебу и уехать из Беларуси. 


Сразу поехала на Окрестина. Таксист денег не взял

Еще до выборов Таня публиковала посты на политическую тему в студенческих и медицинских сообществах. Она пыталась объяснить реальное положение вещей аполитичным родителям, приятелям, коллегам. Чувствовала, как с каждым днем растет негодование. 

Татьяна Васюнина / Фото из личного архива

Все решилось вечером 9 августа в Барановичах, родном городе Тани. 

“Наверное, предусматривать некоторые вещи – способность и навык каждого медработника. Вот и взяла с собой респираторы и маски, которые потом раздала людям”, – рассказывает она. В огромную толпу, собравшуюся на площади в центре города после объявления результатов, в тот вечер пустили слезоточивый газ. Там были женщины, пожилые люди, подростки.

10 августа, уже в Минске, Таня «вышла на медицинский патруль», надев оранжевый строительный шлем с наклеенным в виде креста пластырем. В ту ночь она угодила в эпицентр событий в районе метро Пушкинской: убегала от выстрелов, видела, как задерживают и избивают людей, – и ничего не могла с этим сделать.

Даже проблемы со здоровьем (летом Таня переболела пневмонией) ее не остановили: “Когда узнала о массовом освобождении на Окрестина, собрала сумку медикаментов с вечера, легла спать. От всех переживаний не спалось – залезла в Телеграм. В чате волонтеров появилась информация, что всех задержанных планируют отпускать глубокой ночью 13 августа. Уверена: это сделали, чтобы вымотать волонтеров”.

Таня сразу выехала на Окрестина. Таксист, узнав, куда она направляется, денег не взял.

Опасения подтвердились: волонтеры были очень уставшие, а ночью почти никого не выпустили. Обессилевшие медики уехали. Ранним утром, когда в лагере остались только Таня и еще один человек, «началось».


Били через тряпки, чтобы не оставить следов

Столько пострадавших я не видела никогда. Самое сложное – знать, за что их били. Точнее, знать, что ни за что”.

Чтобы скрыть факты избиений, самых «тяжелых» выпускали в потёмках (5-6 утра) – им волонтеры сразу вызывали скорую. Остальным помогали на месте. 

Переломы конечностей и костей черепа, обширные гематомы, сотрясения мозга, закрытые черепно-мозговые травмы, ссадины, сильные ушибы, рассечения губ и бровей, вывихи пальцев. Пострадавшие – от 14-летних подростков до стариков. Помощь требовалась и родственникам задержанных: у них начинались панические атаки, резко поднималось давление, «срывался» сердечный ритм.

Многие освобожденные жаловались на сильные боли во всем теле, но синяков видно не было. Оказалось, их били через тряпки и картон, чтобы не оставить следов. «Одежда и картон защищают мелкие поверхностные сосуды, расположенные в коже, но ударная волна проходит глубже, травмируя мышцы, кости, затрагивая нервные окончания». Это делалось, чтобы люди не смогли снять побои.

Большинству побои действительно снять не удалось. Но были и те, кто даже не пытался это сделать: в застенках запугивали, что найдут всех, кто попытается придать огласку происходящему в тюрьмах. “Как мы потом узнали, желающим снять побои намеренно усложняли задачу – постоянно «отпинывали» в другие инстанции”, – рассказывает Таня.

Несмотря на то, что после пережитого девушка буквально не могла есть, спать, заниматься привычными делами, она продолжила работу в палаточном лагере в Жодино, где познакомилась с высококлассными специалистами из РНПЦ «Кардиология», РНПЦ “Травматология”, с медиками, имевшими опыт работы за границей. 

Так прошел остаток лета: марш, волонтерство, снова марш – и так по кругу.


“Мы сами решим, что законно, а что нет”

С началом учебного года плотный график – учеба в университете, работа над научным трудом и на подстанции скорой – не позволял бывать на маршах каждые выходные.

Таня устраивала акции сама – в медуниверситете. В день всеобщей забастовки организовала акцию в знак солидарности с бастующими рабочими: в начале лекций студенты встали с плакатом «Если мы сгорим, то вместе с вами» (Фраза взята из фильма-антиутопии “Голодные игры” и не несет агрессивного или оскорбительного подтекста – Siabry.org) и спели “Тры чарапахи”. Участвовала в сидячих демонстрациях в холле вуза, некоторые из них также организовывала сама.

Акция солидарности студентов БГМУ / Фото из личного архива

В пятницу 30 октября по инициативе проректора состоялся “диалог” между переговорной группой студентов и администрацией университета. Таня Васюнина была одним из членов группы. 

“Нам предложили восстановить отчисленных студентов в обмен на полное молчание. Сказали, если мы не перестанем устраивать акции, они продолжат отчислять студентов за их гражданскую позицию, после чего впервые пригрозили передать дела активистов в Следственный комитет для возбуждения уголовных дел”. 

В тот же вечер люди из администрации университета посоветовали Тане “быть осторожнее и тщательно взвешивать свои решения», потому что «у университета заканчивается терпение” и они “действительно готовы к серьезным мерам”.

И уже в понедельник 2 ноября родителей Тани срочно вызвали в ректорат без предварительного уведомления. Девушка хотела присутствовать на собрании, заявляла о незаконности недопущения ее к участию в заседании, на что проректор ответил: “Мы сами решим, что законно, а что нет”.

“Либо я замолкаю, либо материалы направят в Следственный комитет”

Администрация вуза пригрозила родителям Тани: против нее будет возбуждено уголовное дело по статье “Экстремизм” за срыв лекции в день всеобщей забастовки и за прочие мирные акции протеста. Поставили ультиматум: “Либо я замолкаю навсегда и на любую их просьбу сотрудничаю с администрацией, помогаю в борьбе с протестными настроениями, отговариваю студентов от акций и забастовок – либо они направляют все материалы, связанные со мной, в Следственный комитет, и в отношении меня начинается уголовное дело”.

Действия Тани оценили не как выражение личной гражданской позиции, а как мнение, навязанное из-за границы. По мнению администрации, у обычного студента не хватило бы ума и мужества вести себя так. Родителям Тани предъявили ряд “доказательств” того, что девушка “на крючке”: перечислили, где и с кем была в последнее время, о чем разговаривала по телефону, кто в последнее время входил в состав Таниного окружения.

Таня Васюнина с одногруппниками / Фото из личного архива

К слову, в сентябре в БГМУ, как и в некоторых других университетах, появилась должность “проректор по безопасности”. На вопрос студентов, кого же он будет защищать, получили ответ: “Всех нас, и студентов в том числе”. Однако защитник долгое время избегал знакомств и не называл свое имя; еще до введения масочного режима постоянно пользовался маской для лица, натягивая ее под самые глаза.

В день “диалога” неравнодушные студенты настояли на том, чтобы этот человек представился. По словам проректора, его имя – Дмитрий Игоревич Синельников. “Может, насчет имени-отчества этот человек и не слукавил, однако его фамилия не вызвала доверия ни у кого из студентов” (Синельниковы – издатели популярного на просторах СНГ издания по Нормальной Анатомии – Siabry.org).

Несмотря ни на что Таня продолжала участвовать в народных маршах. Вместе с другими неравнодушными студентами-медиками записала видеообращение. Учебные занятия посещала по-прежнему. 

Правда, после консультации с адвокатом решила  сделать визу – на всякий случай. 

“Во время подготовки документов стали происходить неприятные события в моем окружении: задержания, обыски, допросы, – рассказывает Таня. – Для предъявления Уголовных статей стали задерживать обычную молодежь, студентов”.

Родителям Тани сказали, что ей объявлен выговор; последовали докладные, вызовы в деканат. Ознакомиться с документами и получить их копии не позволили.

За несколько дней до выхода видеообращения студентов БГМУ Таня покинула Беларусь. Сейчас девушка находится в Польше.


«Абсолютно ни о чём не жалею»

Решение покинуть Беларусь далось Тане нелегко: «Не могла поверить, что всё это происходит на самом деле». Изначально девушка не ожидала, что кто-то будет помогать – уезжала «в никуда».

Медику негде было проходить самоизоляцию, но на границе выяснилось, что  беженцев и тех,  кто едет по гуманитарной визе, могут бесплатно разместить в гостинице.

В итоге Таня проходила самоизоляцию недалеко от Белостока: хорошие условия, трёхразовое питание. Затем девушка оказалась в шелтере (место временного пребывания беженцев – Siabry.org), где сейчас ожидает начала учёбы.

Шелтер, «дом часовага побыту»,  открылся благодаря фонду волонтёров из Белостока – беларусов, в разное время покинувших страну по политическим причинам. Основатели «дома» всегда готовы помочь, часто приезжают в гости. Люди со всей Польши привозят еду, одежду, журналисты просят о встрече.

По словам девушки, большая часть обитателей шелтера – студенты с похожей судьбой: «Мы весело и дружно живём на одном этаже, каждый вечер происходит что-то незапланированное  – настольные игры, песни под гитару».

Таня получила предложение учиться в Европе по программе Кaстуся Калиновского.

Фото из личного архива

«Абсолютно ни о чём не жалею, – рассказывает медик. – Ещё до всех событий я видела очень много преград, чтобы стать действительно хорошим специалистом. А сейчас в Беларуси мечта всей жизни – стать врачом – тем более не может быть реализована».

Таня планирует продолжить учёбу на Медицинском факультете Вильнюсского университета.

«Стала неугодна своей стране, своему университету – пришлось уехать, собрав вещи буквально за день. А теперь меня готовы принять два Европейских медицинских университета на бесплатное обучение со стипендией. Так что подобные переломные моменты могут оказаться пружиной для взлета и подъема».

Таня призывает каждого беларуса держаться, бороться, ничего не бояться, не поддаваться прессингу, запугиваниям, а главное, не забывать:  тот, кто ищет, всегда найдет. Девушка с нетерпением ждёт весны, «когда все пробудятся и начнут действовать». Таня верит, что беларусы «ещё покажут, что готовы сражаться и дальше».

Мария Давидович, Siabry.org


Подпишитесь на нас в социальных сетях!

Телеграм-канал: Siabry.org – Беларусы свету
Группа в фейсбуке: Siabry.org – Партал беларусаў свету
Инстаграм: @siabry_org
Твиттер: @siabry_org

Похожие публикации
Артыкулы

Чаепитие со “Шкодой”, #StopTerrorInBelarus и другие акции солидарности беларусов мира 11-17 января

Артыкулы

Дистилляция против диктатуры: как беларусы борются с монополией государства на алкоголь

Артыкулы

Кругосветное путешествие национального флага и другие мероприятия беларусов мира 4-10 января

Артыкулы

"Блины для Фейсбука, драники для души". Беларус из Вашингтона о штурме Капитолия, фуд-бизнесе и беларуском лобби в Америке

Добавить комментарий